Home
ПОЛИТИЧЕСКИЕ КОММУНИКАЦИИ И ГОСУДАРСТВЕННАЯ ИНФОРМАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА В УСЛОВИЯХ ПЕРЕХОДА К ИНФОРМАЦИОННОМУ ОБЩЕСТВУ Печать

 

УДК 32.019 

 

ПОЛИТИЧЕСКИЕ КОММУНИКАЦИИ И ГОСУДАРСТВЕННАЯ

 

ИНФОРМАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА В УСЛОВИЯХ ПЕРЕХОДА

 

К ИНФОРМАЦИОННОМУ ОБЩЕСТВУ

 

© 2017 г. О.А. Артюхин, В.В. Змановский 

 

Донской государственный

технический университет

344000, г. Ростов-на-Дону,

пл. Гагарина, 1

Don State Technical University

1, Gagarin Square,

Rostov-on-Don,

344000

 

Южно-Российский институт управления – филиал Российской академии народного хозяйства и государственной

службы при Президенте

Российской Федерации

344002, Ростов-на-Дону, Пушкинская, 70

South Russia Institute of Administration – the Branch of The Russian Presidential Academy of National Economy

and Public Service

70, Pushkinskaya St.,

Rostov-on-Don, 344002

 

В статье поднимаются проблемы политической коммуникации в условиях современного политического процесса и роль информации и информационной политики в современном обществе. Рассматриваются основные особенности становления информационного общества, акцентируется внимание на специфике реализации государственной информационной политики. Анализируются теоретические основы становления «общества знаний» и отмечается повышение информационной составляющей политических процессов переходного периода.

 

Ключевые слова: коммуникативные технологии, информация, информационное общество, информационная политика, постиндустриальное общество, управление информацией.

 

The article considers the problems of political communication under a current political process and the role of information and information policy in modern society. Discusses the main features of informational society; focuses on the special features of implementing the state information policy. Analyzes the theoretical bases of the formation of the "society of knowledge" and highlights an increase in the informational component of political processes of transition.

 

Keywords: communication technologies, information, information society, information policy, postindustrial society, information management.

 

 

 

Современный политический процесс характеризуется повышением роли коммуникативного инструментария при разработке и реализации информационной политики. Политическая борьба переносится в информационную плоскость, интернет становится полем политических баталий и инструментом политического давления. В условиях современного геополитического процесса, повышения уровня этнополитической и религиозной конфликтогенности, современных гибридных войн именно механизмам оперативной коммуникации отводится ведущее место, информационный базис политического противостояния в современном мире стал даже доминировать над военным.

 

Информационное общество меняет не только технологический уклад, но и трансформирует политическую культуру, которая все больше становится связана с виртуальным пространством. Именно на информационном поле проходят настоящие политические баталии, в которых победителем становятся акторы, которые при традиционной политической конкуренции вряд ли одержали бы победу или заручились поддержкой значительной части электората. Подтверждением этому являются результаты последних выборов в США и ФРГ.

 

Современные политические технологии все больше используют информационные ресурсы и информационные пространства, расширяют спектр коммуникативных каналов для передачи необходимой информации, что позволяет характеризовать современный политический процесс, прежде всего, как информационно-политический, что характерно для постиндустриального или информационного общества [1].

 

Абдул Вахид Хан, заместитель Генерального директора ЮНЕСКО по информации и коммуникации, определяет информационное общество как компонент «общества знания», связывая концепцию информационного общества с понятием технологических инноваций. Общество знания, по мнению Абдул Вахид Хана, являет собой более широкое понятие, включающее в себя социокультурные, экономические, политические, правовые аспекты существования современного мира [2].

 

Популяризация понятия «информационное общество» в социально-гуманитарном дискурсе связана, в первую очередь, с концепцией Д. Белла, выделившего в качестве основных характеристик информационного общества централизацию научного и технического теоретического знания, разработку универсальной технологии решения ключевого спектра социальных проблем, смещение приоритета с производства товаров в сторону производства услуг [3].

 

Как отмечает Д. Белл, «знания и информация становятся стратегическими ресурсами и агентом трансформации постиндустриального общества. Бурное протекание общественных изменений, особенно когда они, как в данном случае, осуществляются через посредство специфических технологий, с неизбежностью ставит перед обществом сложные политические проблемы» [4, c.331].

 

Современная действительность актуализирует целый комплекс задач, связанных с ходом глобальных политических и социальных трансформаций, провоцирующих усугубление кризиса демократии в ее классическом варианте. [5, c 222]. О. Тоффлер в своей теории «трех волн» также выделяет информационно-коммуникативные технологии как основу для осуществления реформ в политике, экономике и культуре. М. Кастельс сформулировал тезис о появлении информационного способа развития, имеющего непосредственное отношение к экспансии глобальных информационных сетей во всем мире. Теория С. Хантингтона позволяет наиболее объективно анализировать важнейшие тенденции современности, являющиеся сегодня основополагающими для развития различных сфер жизни - глобализацию, информатизацию и демократизацию [6, c.3-4]. Безусловно, по отношению к обществам, существующим в атмосфере глобальных постиндустриальных коммуникаций и их активного развития, демократия в своем традиционном виде перестает быть полезной и актуальной.

 

В настоящее время имеет смысл говорить о возникновении такого феномена, как «электронная демократия», представляющая собой открытость деятельности государственной власти, ее прозрачность, усиление эффективности политического менеджмента, участие населения в принятии социально-значимых решений с использованием информационно-коммуникативных технологий [7, c. 54]. Иными словами, «электронная демократия» является наиболее перспективным видом интерактивного сотрудничества между обществом и властью, их взаимодействия в политических процессах жизни страны и всего мира.

 

М. Кастельс вводит термин «информациональное общество», под которым подразумевает общество, в котором социальная организация функционирует, в первую очередь, на основе генерирования и управления информацией, информационными потоками [8, c. 42-43]. Процесс совершенствования производства в информациональном обществе, по мнению М. Кастельса, происходит именно на основе использования знания, информации в качестве ключевых инструментов управления. Соответственно, можно говорить о том, что информационное общество являет собой следующую, постиндустриальную, стадию в развитии социума, в которой ведущей сферой производства становится не промышленность, а генерирование и распределение информации. Информационно-коммуникационные технологии в постиндустриальном обществе выходят на первостепенный план, оттесняя традиционную промышленность. Происходят соответствующие изменения и в социальной структуре общества.

 

Как отмечает А.В. Костина, «именно в сфере информационных технологий разворачивается наиболее активная борьба за право управлять «культурными интересами» человечества, которая становится такой же напряженной и острой, как и борьба за территории и рынки сбыта в рамках индустриальной культуры» [9]. Поскольку информация становится ключевым ресурсом современности, актуализируется и вопрос о совершенствовании механизмов и инструментов управления информацией, в том числе на транснациональном и национальном уровнях.

 

Одной из отличительных характеристик современного этапа общественного развития, с нашей точки зрения, является колоссальное расширение информационного потока. Сегодня мы постоянно получаем и используем настолько мощный объем информации, что будет вполне справедливо констатировать начало перехода к следующему этапу развития общества – постиндустриальному. Такая трансформация напрямую связана с формированием глобального информационного пространства, иными словами, с активизацией информационной стадии развития. В результате многие государства столкнулись с трудностями адаптационного характера, с новыми вызовами, требующими адекватной ответной реакции.

 

Ж. Делез писал о современном обществе как об «обществе контроля», в котором власть осуществляется, прежде всего, с помощью знания [10]. Однако сетевой принцип организации социальной структуры предполагает рассредоточение знания в различных сетях, возможность манипуляции информацией при управлении общественным сознанием и поведением. В этой ситуации возрастает потребность в наличии контролируемой информационной политики, с помощью которой можно управлять массовым сознанием и формировать те социальные отношения, которые выгодны определенным элитным группам. В то же время и оппозиция, действующая по сетевому принципу, получает возможность формирования собственной информационной политики. Поле конкурентной борьбы в политической сфере в информационном обществе, таким образом, перемещается в информационное пространство.

 

Безусловно, для каждого государства отрасль массовых коммуникаций, а также развитая информационная сфера являются крайне важными, что иллюстрирует расхожее выражение: «Кто владеет информацией – тот владеет миром» [11, c. 376.] Понимая значимость информационной сферы в жизни государства, любое правительство разрабатывает концепцию собственной информационной политики. Залогом успешной реализации государственной информационной политики является профессиональное регулирование постоянно растущего рынка информационной продукции и услуг.

 

Опыт, накопленный в сфере информационной политики в мировом масштабе, позволяет выявить следующие тенденции:

 

‒ стимулирование здоровой конкуренции, противостояние монополизму;

 

‒ обеспечение прав граждан в части получения информации, а также развитие технических возможностей для свободного доступа к ней;

 

‒ сохранение национальных культурных особенностей, противостояние экспансии чуждых культур;

 

‒ организация охраны интеллектуальной собственности на законодательном уровне, борьба с «пиратством»;

 

‒ укрепление информационной безопасности государства.

 

Как считает Я.Н. Засурский, для построения и развития информационного общества «необходимо расширять горизонтальные и сетевые структуры. Они открывают новые возможности для инициативы каждого гражданина, а это огромный ресурс для среднего, малого бизнеса, для того, чтобы новые идеи не только быстро рождались, но и быстро реализовывались» [12, c. 12]. Государственная система, которая зиждется на жесткой цензуре, монополизирует информацию и соблюдает информационную закрытость, обречена на исчезновение уже хотя бы потому, что не учитывает возможную смену человеческого мировоззрения и не может удовлетворить постоянно возрастающую потребность людей в объективной информации.

 

В современном демократическом государстве должен быть обеспечен доступ широких слоев населения к мировым информационным ресурсам, глобальным информационным сетям. Ограничение доступа к информации должно рассматриваться как исключение из общего принципа открытости информации и осуществляется только на основе законодательства, в том числе с учетом права собственности на информацию. Юридические и физические лица, собирающие, накапливающие и обрабатывающее персональные данные и конфиденциальную информацию, должны нести ответственность перед законом за их сохранность и использование. Защита общества от ложной, искаженной и недостоверной информации, поступающей через средства массовой информации, должна обеспечиваться государством. Некоторые исследователи утверждают, что в условиях современного общества происходит формирование нового типа политики – ноополитики, которой Д. Аркил и Д. Ронфельд дают следующее определение: «ноополитика – международная политическая стратегия в условиях информационного общества, которая делает акцент на главенстве идей, интересов, норм, законов и морали – она будет работать скорее через «мягкую силу», чем через «грубую» [13]. Управление информацией и представляет собой воздействие через «мягкую силу», осуществление влияния на общество посредством механизмов масс-медиа.

 

При определении политической стратегии важно учитывать очевидную тенденцию к информатизации, которая выражается не только в колоссальных темпах технического прогресса, в появлении новых информационных технологий, но и в создании единого информационного пространства, формировании информационного общества [14]. В то же время информационная закрытость приводит к ослаблению в государстве эволюционных процессов, делая его отчасти зависимым от стран, где значительно раньше пришли к пониманию необходимости применения самых современных принципов в формировании и реализации информационной политики государства [15, c. 221].

 

Таким образом, мы можем прийти к выводу о необходимости формирования информационной политики государства в современном информационном обществе, основанной не на принципах жесткого идеологического диктата, цензурирования средств массовой информации и ограничения информационных потоков, а на эффективной модели «влияния» посредством средств массовой информации, «мягкой» стратегии управления информационной политикой в государственном и межгосударственном масштабах.

 

Литература и источники

 

  1. Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество: Опыт социального прогнозирования. М., 1999.
  2. Burch, S. Word Matters: multicultural perspectives on information societies. Coordinated by Alain Ambrosi, Valеrie Peugeot and Daniel Pimienta, C & F Еditions. 2005.
  3. Белл Д. Конец идеологии. М., 1988.
  4. Белл Д. Социальные рамки информационного общества // Новая технократическая волна на Западе. М., 1986.
  5. Ароян А.С., Крицкая А.А. К вопросу о коррупционно-бюрократической конфликтогенности государственного и муниципального управления // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2016. № 3.
  6. Обрывкова Н.О. Электронная демократия в современном постиндустриальном обществе. Автореферат дис. .. канд. полит.наук. СПб., 2006.
  7. Григорян Д.К., Крицкая А.А. Формирование имиджа политической элиты в современной России в концепциях лидерско-элитного позиционирования // Вестник Донского государственного аграрного университета.№ 3-2 (21).
  8. Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура. М., 2000.
  9. Костина А.В. Тенденции развития культуры информационного общества: анализ современных информационных и постиндустриальных концепций // Знание. Понимание. Умение. 2009, № 4.

 

10.Делез Ж. Общество контроля. Postscriptum // URL:  http://my.arcto.ru/public/9deleuze.htm.

 

11.Атоян Ш.М., Крицкая А.А. Кадровые основы повышения эффективности реализации властной миссии российского государства // Каспийский регион: политика, экономика, культура. 2013. № 4.

 

12.Засурский Я.Н. Постсоциалистические СМИ в глобальном, региональном и национальном контекстах. К вопросу о переходном периоде // Вестник МГУ. 2001. № 4.

 

13.Никонов С.Б. Глобальное информационное пространство как среда формирования ноополитики // Мир и политика. 2012, № 09 (72).

 

14.Самыгин С.И., Верещагина А.В. Информационные аспекты обеспечения национальной безопасности России// Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. 2014. № 4.

 

15.Крицкая А.А., Тованчова Е.Н. Зависимость уровня открытости органов власти от государственной политики в сфере национальной безопасности // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2016. № 2.