Home
Психолого-правовые аспекты участия педагога (психолога) в допросе несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) Печать

ЮРИДИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

УДК 343.1:159.9

Психолого-правовые аспекты участия педагога (психолога)

в допросе несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого)

 

© 2014 г. Н.А. Моисеев, Е.А. Погонина, Л.В. Столбина

Белгородский юридический

институт МВД России

308024 Белгород, Горького, 71

Belgorod Law Institute of the

Russian Interior Ministry

Affairs 308024 Belgorod, Gorky 71

 

В настоящей статье затрагиваются некоторые проблемные аспекты, связанные с участием педагога (психолога) при допросе несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого), и предлагаются пути их решения.

Ключевые слова: производство по уголовным делам; преступления, совершенные несовершеннолетними; несовершеннолетний подозреваемый (обвиняемый); допрос несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого); участие педагога (психолога); заключение специалиста; оплата труда специалиста.

The article covers some problematic aspects, related to the participation of a teacher (a psychologist) in the interrogation of juvenile suspects, and the ways of solving these problems.

Keywords: criminal procedure, crimes committed by minors, juvenile suspects, interrogation procedure of juvenile suspects, participation of the teacher (psychologist), participation of specialist, expert’s report, payment for specialist’s participation.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации в целом отражает требования международных стандартов о повышенной правовой охране несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого). Это обеспечивается различными способами, в том числе и участием в производстве по такой категории дел педагога или психолога, что является дополнительной гарантией, реализующей права несовершеннолетних подозреваемых (обвиняемых) с учетом их возрастных и индивидуальных психологических особенностей.

Педагог или психолог в соответствии с положениями ч. 3 ст. 425 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее – УПК Российской Федерации) наряду с защитником является обязательным участником допроса несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) в возрасте до 16-ти лет, а также несовершеннолетнего в возрасте от 16 до 18 лет, страдающего психическим расстройством или отстающего в психическом развитии, не связанным с психическим заболеванием.

На практике возникает вопрос, какого педагога следует приглашать для участия в допросе: знакомого или незнакомого допрашиваемому. Справедливо отмечено Н.Г. Калугиной, что в одних случаях участие знакомого педагога способствует нормальной обстановке и установлению психологического контакта на допросе, в других – нет. Неправильно организованный допрос не только не несет в себе необходимой воспитательной нагрузки, но и в ряде случаев приводит к тяжелым переживаниям [3, c. 54].

Психологи отмечают, что в присутствии одного человека другой чувствует себя уютно и комфортно, а в присутствии иного – испытывает дискомфорт. Но взрослым людям подвластно контролировать и управлять своими эмоциями, что для несовершеннолетних довольно затруднительно в силу присущих им возрастных особенностей и данной напряженной для них ситуации. Это вполне объяснимо и с позиции социальной психологии, поскольку при общении лицо, а в данном случае педагог, может выступать либо как фасилитатор, либо как ингибитор.

Социальная фасилитация в психологии определяется как стимулирующее влияние социальных факторов на мысли, чувства, активность человека. Фасилитация возникает на основе положительных чувств субъектов взаимодействия по отношению друг к другу и к осуществлению совместной деятельности [1, c. 259]. Соответственно фасилитатор – человек, влияющий положительно на общий настрой группы и способствующий эффективной деятельности каждого субъекта.

Социальная ингибиция, напротив, характеризует тормозящее, негативное влияние социальных факторов или конкретного человека на поведение и самочувствие собеседника, что возникает обычно в условиях негативного отношения друг к другу субъектов взаимодействия. Ингибитор, таким образом, – противоположность фасилитатора.

Именно с учетом этих понятий следователю (дознавателю) необходимо решать вопрос об участии того или иного педагога как в допросе несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого), так и в других следственных действиях, проводимых с его участием. Предвосхищая вопросы наших оппонентов, сразу отметим, что если несовершеннолетний не может определить, в участии какого конкретно педагога он нуждается, то следует пригласить для участия в допросе психолога либо работника социальной службы, имеющего высшее педагогическое образование.

Н.И. Снегирева предлагает наделить правом несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) заявлять отвод педагогу (психологу) [9, c. 81-82], но это, на наш взгляд, излишне, поскольку уголовно-процессуальное законодательство России в ст. 71 предусматривает отвод специалиста, коим является педагог (психолог) в рамках допроса несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого.

Принимая во внимание точки зрения ряда ученых по данной проблеме [5, 7, 8], мы считаем, что с учетом мнения несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) и применительно к каждой ситуации к педагогу должны предъявляться следующие требования:

- высшее педагогическое образование и стаж работы по специальности не менее 3-х лет;

- деятельность педагога должна быть связана с несовершеннолетними той же возрастной категории, что и допрашиваемый;

- отсутствие заинтересованности в исходе дела;

- наличие авторитета у подростка, доброжелательных отношений между ними, отсутствие конфликтов (если они знакомы).

Классный руководитель, который может быть допрошен в качестве свидетеля, как правило, не должен приглашаться для участия в допросе несовершеннолетнего [7, c. 79].

Психолог, которого допускают к участию в уголовном деле, должен также отвечать определенным требованиям, а именно: иметь высшее психологическое образование со специализацией в области возрастной (социальной, клинической) психологии, иметь стаж работы не менее 3-х лет по специальности.

Считаем, что при решении вопроса о допуске того или иного педагога (психолога) к участию в деле следователь (дознаватель) должен установить компетентность данного лица, т.е. приобщить к материалам уголовного дела копию диплома, подтверждающего наличие соответствующего образования, или (при невозможности) выяснить это при допросе.

Соглашаясь с мнением некоторых специалистов в этой области [6], уверены, что педагог (психолог) может оказать существенную консультативную помощь следователю (дознавателю) перед допросом несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого). Например, в определении особенностей его характера, восприятия, запоминания, воспроизведении информации, интеллектуальных особенностей, свойств и состояния нервной системы.

Так, А.Я. Вышинский еще в 1939 году применительно ко всем несовершеннолетним, не зависимо от их процессуального статуса в уголовном процессе, писал: «Только получив исчерпывающие данные как о характере самого ребенка и степени его развития …. следователь может правильно провести допрос и тем самым повысить достоверность показаний несовершеннолетнего» [2, c. 11].

Психолог (педагог) при необходимости помогает устанавливать психологический контакт с несовершеннолетним, вырабатывает вместе со следователем (дознавателем) тактику проведения допроса, адаптируют вопросы к допрашиваемому с учетом его возрастных и индивидуальных особенностей психики.

Именно поэтому, по нашему мнению, целесообразно закрепить в законе право педагога (психолога) перед первым допросом наедине и конфиденциально провести «ознакомительную» беседу с несовершеннолетним подозреваемым (обвиняемым), особенно если они не знакомы. Это позволит педагогу (психологу) выявить особенности личности допрашиваемого, составить его психологический портрет, а затем изложить свои выводы и рекомендации (устно или письменно) по построению и проведению допроса. Изучив личностные особенности допрашиваемого, педагог (психолог) может рекомендовать продолжительность, место допроса и тактические приемы его проведения.

А.В. Шмонин считает, что в случаях, когда специалист делает выводы, то обязательно должен представлять их в виде справки, приобщаемой к материалам уголовного дела в качестве документа или письменных доказательств [11]. Однако в ст. 74 УПК Российской Федерации закреплен такой источник доказательств как заключение специалиста. Поэтому, на наш взгляд, педагог (психолог) может составить свое заключение специалиста по поводу личности несовершеннолетнего, а при необходимости рекомендовать для постановки перед экспертом вопросов для производства соответствующей судебной экспертизы.

Необходимость изучения личности несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) перед допросом поддержало большинство (78,7 %) опрошенных нами социальных педагогов и психологов. При этом 41% опрошенных нами следователей (дознавателей) отрицательно отнеслись к такому предложению. Одни мотивировали это нехваткой времени, особенно если несовершеннолетний задерживается в качестве подозреваемого на основании и в порядке ст. 91, 92 УПК Российской Федерации и решается вопрос о применении к нему меры пресечения в виде заключения под стражу. Другие определяли данную процедуру нецелесообразной, считая, что педагог (психолог) вряд ли предоставит им важную информацию. Отрадным является то, что большая половина (59 %) все-таки поддержали данное предложение.

Во время конфиденциального общения педагогу (психологу) могут стать известными сведения о совершенном несовершеннолетним преступлении. Считаем, что на данного специалиста должны распространяться правила свидетельского иммунитета и он не может быть допрошен об указанных обстоятельствах.

Поднятые в статье проблемные вопросы требуют дальнейшего обсуждения в кругу специалистов различных областей знаний и законодательного урегулирования.

Литература и источники

1.   Андриенко Е.В. Социальная психология: Учебное пособие для студентов высших педагогических учебных заведений. М.: Издательский центр «Академия», 2001.

2.   Вышинский А.Я. Методика допроса несовершеннолетних. Пособие для прокуроров и следователей. М.: Юридическое издательство НКЮ СССР. М., 1939.

3.   Калугина Н.Г. Этические основы следственных действий по делам о преступлениях несовершеннолетних: Монография. Домодедово: ВИПК МВД России, 2000.

4.   Кальницкий В.В. Следственные действия: Учебное пособие. 2-е изд., перераб. и доп. Омск: Омская академия МВД России, 2003.

5.   Кальницкий В.В. Глава 26. Допрос. Очная ставка. Опознание. Проверка показаний // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М.: Юрайт-Издат, 2004.

6.   Матвеев С.В. Актуальные проблемы правового статуса психолога и педагога в уголовном судопроизводстве по делам несовершеннолетних // Российский судья. 2002. №3.

7.   Махов В.Н. Участие специалистов в следственных действиях. М., 1975.

8.   Сереброва С.П. Характеристика отдельных следственных действий // Уголовный процесс России: Учебник. М.: Юрайт-Издат, 2003.

9.   Снегирева Н.И. Обеспечение прав и законных интересов несовершеннолетних участников уголовного процесса на стадии предварительного расследования. Дисс. ...канд. юрид. наук. Воронеж, 2001.

10.  Рогозин Д.А. Правовые, социальные и психологические основы производства по уголовным делам несовершеннолетних: Дисс. ... канд. юрид наук. Оренбург, 2001.

11.  Шмонин А.В. Понятие и содержание специальных познаний в уголовном процессе // Российский судья. №11. 2002.