Home
ГИПЕРКОНКУРЕНЦИЯ И ПРОМЫШЛЕННЫЙ ШПИОНАЖ КАК СПОСОБЫ ДОСТИЖЕНИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПРЕВОСХОДСТВА Печать

МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА

УДК 339.137.27

ГИПЕРКОНКУРЕНЦИЯ И ПРОМЫШЛЕННЫЙ ШПИОНАЖ

КАК СПОСОБЫ ДОСТИЖЕНИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО

ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПРЕВОСХОДСТВА

 

© 2014 г. А.К. Кочиева, Д.А. Несинов

Кубанский государственный

университет

350040, г. Краснодар,

ул. Ставропольская, 149

Kuban State University

149, Stavropolskaya st.,

Krasnodar, 350040

                                                                                 

 В статье представлен обзор современных методов конкурентной борьбы на пути достижения международного экономического превосходства. Рассмотрены особенности кризисных структур в корпорациях. Произведен анализ основных составляющих гиперконкуренции на основе кризисного агентства "RAND", а также программы-шпионы "Stuxnet".

Ключевые слова: гиперконкуренция, промышленный шпионаж, кризисные структуры, транснациональные корпорации, США.

The article presents an overview of current competition methods in achieving international economic superiority. Reviews crisis structures in corporations. Analyzes the main components of hyper competition on the basis of "RAND" agency as well as spyware "Stuxnet".

Keywords: hypercompetition, industrial espionage, crisis structures, multinational corporations, the USA.

В настоящее время актуальным направлением деятельности в области информационного обеспечения компаний в целях их удачного функционирования в высококонкурентной среде и захвата большей доли рынка стало проведение целого ряда мероприятий по бизнес-разведке (конкурентной разведке). Важно отметить особую необходимость проведения такого комплекса действий в таких областях, как: кредитование, инвестиционно-инновационная деятельность, строительство, риэлтерские услуги и подобная деятельность в таких отраслях, где устойчиво-равновесное положение компании на рынке зависит от владения информацией о текущем состоянии конкурентов, внешней среды, надежности партнеров по бизнесу и так далее.

Вышеуказанные мероприятия характеризуют собой сбор, хранение и анализ данных, полученных во всех аспектах хозяйствования компаний, физических лиц, а также государств с целью повышения конкурентоспособности коммерческой организации путем законного способа или обходя его.

В настоящее время активно используются такие методы сбора разведывательной информации, как:

-      контрольная закупка товаров у конкурента с целью его досконального изучения;

-      посещение заводов, предприятий конкурентов;

-      присутствие своих агентов на выставках, конференциях конкурентов;

-      переговоры с конкурентами, в процессе которых сознательно запрашивается дополнительная информация;

-      похищение ноу-хау, аванпроектов и другой технической информации;

-      другой шпионаж, воровство.

После завершения холодной войны на смену политическим войнам пришли торговые: нефтяные, автомобильные, информационные, наукоемкие. Примером может послужить соглашение, заключенное между разведывательными службами Великобритании, Канады, Австралии, Новой Зеландии и США, в основу которого входила крупнейшая в мире система прослушивания и перехвата телефонных разговоров, электронной почты, мгновенных сообщений на смартфонах – «Эшелон». Станции перехвата расположены в Германии, Гонконге, а также странах-участницах пакта. Обработка получаемой информации осуществляется по принципу ключевых слов, после чего начинается их поиск по полученной базе данных. Подобного рода обработка информации в 80% от всех запросов осуществляется в целях экономического шпионажа.

В настоящее время во многих странах применяется особый вид конкуренции, который можно представить в виде так называемой «экономической войны»: транснациональные корпорации, а также государства в попытках занять лидирующие позиции на мировой арене используют неклассические средства, для чего нанимаются бывшие государственные специалисты-разведчики, военные, хакеры. В некоторых случаях в крупных компаниях создается особый отдел, занимающийся экономическим шпионажем, либо его функции делегируются специальным агентствам.

Термин «гиперконкуренция» отражает нынешнее состояние дел в области экономического шпионажа в современном мире. Гиперконкуренция – это конкуренция среди различных субъектов экономической деятельности (крупные компании, транснациональные корпорации, государства) с использованием различных, часто недобросовестных, методов, целью которой является создание определенных кризисов у конкурентов и, как следствие, ­– захват большей доли рынка и объемов продаж.

Гиперконкуренция включает в себя механизмы захвата и дестабилизации рынков: наступательный бенчмаркинг, нарушение авторских прав, переманивание кадров у конкурента, кризисные структуры, кибератаки и прочие.

Наступательный бенчмаркинг (benchmark – «ориентир», «эталон», англ.) – это процесс определения и адаптации имеющихся примеров компаний-конкурентов с целью улучшения собственной работы. До тех пор, пока информации берется из открытых источников, данный механизм легален. В случаях, если бенчмаркинг осуществляется в ущерб компании-конкуренту за счет информации, полученной сомнительным путем (агент выдает себя за студента-стажера, интересующегося в прохождении практики у конкурента с целью сбора информации), он становится в ряд незаконных методов гиперконкуренции.

Нарушение авторских прав за счет копирования продукта, но не процесса производства. Необходимо понять механизм производства исходного продукта, затем внести усовершенствования. Однако чтобы создать кризис для конкурента, некоторые участники гиперконкуренции выводят на рынок некачественную подделку его продукта ради порчи репутации компании-конкурента.

Переманивание кадров у конкурента (head hunting – «охота за головами», англ.) Участники гиперконкуренции используют этот прием с целью поглощения или банкротства фирмы-конкурента путем переманивания лучших сотрудников, получения из них информации и усовершенствования своего продукта.

Также существуют механизмы неформальных сетей знаний. Так, корпорация RAND (Research and Development – «исследования и разработки», англ.) указывает, что Китай извлекает максимальную выгоду из роста неформальных сетей знаний: получают информацию от студентов и ученых, которые после обучения за рубежом возвращаются в новые китайские лаборатории, а также венчурных инвесторов и технологов, активно переселяющихся в Шанхай из Силиконовой долины [6].

Имеют место и шпионские сети: ключевыми действующими лицами в экономическом шпионаже в настоящее время могут являться бизнесмены, ученые, студенты.

Основу гиперконкуренции составляют спецструктуры корпораций, занимающиеся «недобросовестной конкуренцией» в интересах собственной компании и защитой от аналогичных мероприятий со стороны конкурентов. Согласно этике ведения бизнеса декларируется допустимость методов добросовестной конкуренции – маркетинговые приемы, связь с общественностью, реклама. Однако в условиях максимизации прибыли западные компании все чаще применяют методы недобросовестной конкуренции, публично не признавая не только факт их использования, но факт своей осведомленности о существовании подобных методов.

Для обозначения подобных структур используются различные термины, но наиболее подходящим является термин «кризисные структуры». Кризисные структуры – это структуры, занимающиеся созданием кризисов у конкурентных компаний, но предотвращающие появление их в собственной, а также активно скрывающие свои основные цели работы и методы их достижения.

Различают 2 вида кризисных структур:

-   внешние агентства, которые обслуживают интересы отдельных компаний, отрасли или государства;

-   собственные отделы компаний.

Кризисные агентства обычно называют себя каким-либо исследовательским институтом в области маркетинга, политологии, социологии. Так, самое крупное и известное мировое внешнее кризисное агентство RAND - американский стратегический исследовательский центр, который обслуживает электроэнергетические, нефтегазовые, металлургические, горнорудные и другие сырьевые компании в США. Так, по данным официального сайта агентства, оно имеет 1700 сотрудников в 47 странах мира [5].

Около 57% от общего числа сотрудников RAND имеют докторскую степень, в связи с чем требует анализа кадровый состав данного сегмента кризисного агентства. На рисунке 1 показано, по каким именно профессиям и в каком процентном соотношении сотрудники компании Rand Corporation получили докторскую степень [5].

alt

Рисунок 1. Наличие степеней по различным наукам специалистов компании RAND

Как видно из рисунка 1, лидирующие положения занимают специалисты, чьи докторские степени были получены по экономическим наукам (12%), затем идут сотрудники, специализирующиеся в социологии, анализе политики, науках о жизни, международных отношениях и поведенческих науках (11%, 10%, 9%, 9% и 9%, соответственно).

Необходимо заметить, что в 2013 г. 76% от всех расходов компании составляют расходы на исследование и анализ, гораздо меньший процент составляют расходы на повышение квалификации персонала, информационные технологии и оборудование, расходы по сбору средств – около 24 % в общем.

Проведем анализ выручки кризисного агентства Rand Corporation. На рисунке 2 представлено соотношение источников выручки корпорации за 2013 г. Общая выручка RAND за минувший год составила 263,1 млн. долл. США. Основную часть дохода составляют проекты для Министерства обороны США, Департамента здравоохранения (63 млн. и 52,3 млн. долл. США, соответственно).

alt

Рисунок 2. Структура выручки корпорации RAND по источникам формирования, 2013 г.

Важно отметить, что в 2013 г. агентство RAND подготовило 590 новых проектов, которые представляли собой исследовательские услуги, а также систематический анализ инновационного мышления для крупных международных клиентов [5].

Основной задачей кризисных агентств является ведение конкурентной борьбы такими способами, как:

-   кадровое ослабление конкурентов;

-   операции по захвату новых рынков сбыта, расширению и защите существующих;

-   нанесение имиджевого ущерба конкурентам;

-   продвижение на необходимые должности в государственных и/или иных структурах положительно настроенных к собственной компании лиц – построение сетей влияния;

-   лоббирование решений, выгодных своей компании и ослабляющих конкурентов;

-   защитные мероприятия против операций конкурентов.

Анализ показывает, что в конкурентной борьбе существуют две линии деятельности вышеуказанных структур. Первая – активное рыночное наступление (операции против конкурентов), вторая – конкурентная защита (противодействие операциям конкурентов).

Необходимо подчеркнуть, что активными действиями наступления в основном занимаются внешние кризисные агентства, так как в случае провала минимален риск ухудшения собственной репутации. Собственные же кризисные отделы, как правило, сосредоточивают свою работу на вопросах конкурентной защиты. Например, проводят анализ деятельности своей компании (бизнес-схемы, стратегии развития, заключаемые договора) на предмет потенциально опасных действий со стороны конкурентов.

Как правило, руководителем кризисной структуры является один из топ-менеджеров компании (речь идет о собственных в компании кризисных структурах). Директор такого отдела полностью отвечает за конечный результат, имея при этом определенные полномочия:

-   право единоличного распоряжения денежными средствами в рамках выделенного бюджета на данный отдел;

-   право внесения изменений, вплоть до запрета, на действия своего или других отделов компании;

-   право на возможность приема сотрудников любого ранга, если есть предположения, что данное лицо может иметь целью добывание информации для конкурентов (намеренная дискредитация);

-   право на увольнение сотрудника, если его действия направлены против конкурентной безопасности компании.

Целесообразно сформулировать основные принципы кризисных структур:

1)   прогнозирование;

2)   сбор и анализ информации;

3)   выявление угроз и перспектив захвата рынка;

4)   принятие решений в данных ситуациях;

5)   целеполагание;

6)   планирование и проведение операций.

Необходимо проанализировать кадровый состав подобных агентств. Он весьма разнообразен, как это было показано на примере Rand Corporation, однако, в основном, выделяют 3 категории:

-   бывшие служащие государственной разведки, умеющие формально оставаться в рамках закона, которых используют напрямую для сбора информации либо для поддержания контактов со своими прежними связями;

-   предприниматели, имеющие опыт ведения бизнеса;

-   лица тех профессий, где требуется сочетать творчество с точностью: социологи, программисты, психологи, экономисты.

Важно выделить и различить особенности технологий в гиперконкуренции от государственных специальных разведывательных служб. В таблице 1 приведены некоторые отличия.

Таблица 1. Особенности и различия технологий специальных кризисных агентств

в гиперконкуренции от государственных специальных разведывательных служб

Наименование фактора

Различные особенности по отношению к фактору

Кризисные структуры

Государственные специальные разведывательные службы

1

Функциональная точка зрения

Основная задача – проведение мероприятий с целью получения полезного эффекта в будущем

Основная задача – сбор информации

2

Сбор информации

Развит относительно слабо: собирается только та информация, которая имеет определенную ценность

Развит достаточно сильно: проводится сбор и анализ данных, проходящих между государствами. Упор ставится на точность и полноту фактов

3

Последующие этапы работы

Сильнее развиты последующие после сбора информации этапы: прогнозирование, планирование и проведение операций

Первостепенно развит этап сбора информации

4

Агентурная точка зрения

Более развиты сети влияния

Более развиты

сети-информаторы

5

Отношение с законодательством

Сотрудники кризисных структур - граждане без каких-либо особо выделенных прав и полномочий. Если при выполнении задания сотрудник нарушит закон другой страны, то он будет подлежать уголовному преследованию на общих основаниях

Если сотрудник нарушит закон чужой страны при выполнении задания, государство обязано защитить его

6

Смена работы

Карьерный рост, как правило, происходит способом перехода на более высокую должность в другой корпорации

Переход разведчика в другую страну принято считать государственной изменой

Сегодня человека, занимающегося экономическим шпионажем, могут ожидать значительные штрафы, лишение свободы, депортация из страны пребывания. Поэтому с целью уменьшения рисков специалисты шпионажа обычно создают специальные бестелесные программы-шпионы. На сегодняшний день самое известное программное обеспечение – червь «Stuxnet».

Важно заметить, что целью «Stuxnet», на который были затрачены колоссальные денежные средства, были «SCADA» – системы безопасности от компании «Siemens», которые используются на особо охраняемых промышленных объектах. По мнению специалистов антивирусной компании «ESET», на вредоносную программу было затрачено более 500 тыс. евро (по состоянию на 2010 г.). Отличительной чертой «Stuxnet» было то, что его отдельные модули были подписаны сертификатами уважаемых компаний в IT-сфере – «JMicron» и «Realtek». Вирус распространялся только через USB-накопители с целью проникновения в защищенные промышленные сети безопасности, проверки наличия сетевого соединения между всеми компьютерами на промышленном объекте и затем передачи найденной информации.

Анализируя информацию, можно прийти к выводу, что вредоносная программа была создана высококвалифицированными специалистами, которые нашли слабые места в современных системах безопасности на промышленных предприятиях. По мнению руководителя «Центра вирусных исследователей и аналитики российского представительства ESET», основной и наиболее правдоподобной гипотезой о назначении вируса «Stuxnet» является цель Бушерская АЭС (атомная электростанция, построенная в Иране вблизи г.Бушер) [2]. На рисунке 3 показана география распространения вирусного червя «Stuxnet».

alt

Рисунок 3. Соотношение действия вредоносной программы «Stuxnet» по странам, %

Анализируя информацию, можно сделать вывод, что за атакой на Бушерскую АЭС стоит влиятельная организация или государство. По мнению чиновников Ирана, эта программа – хорошо спланированная акция Запада с целью сорвать программу «мирного атома» в Иране [2]. Эта программа имеет ярко выраженную направленность проведения экономического шпионажа, является серьезным и затратным механизмом взаимодействия субъектов в условиях гиперконкуренции.

На сегодняшний день в условиях гиперконкуренции необходимо выделить два механизма защиты информационной и экономической безопасности компании: первый – это проверка собственных сотрудников компании и спецслужб на полиграфе при приеме на работу или во время работы для специалистов с материальной ответственностью: отдел закупок, продаж, IT-отдел, связи с общественностью, телекоммуникации. Так, по данным портала «Superjob», около 67% респондентов готовы пройти данную проверку. Однако такую технологию применяют лишь 10% российских компаний для отдельных должностей, и только 2% из опрошенных организаций проверяют всех своих сотрудников на ложь. Однако этот процесс затратный и тяжелый с точки зрения расшифровки. Среди тех, кто не готов проходить данное испытание (около 37%), было отмечено, что такая проверка является наиболее эффективным методом только для отбора в национальные спецслужбы безопасности и на государственные посты [1]. Основные причины неиспользования проверок на полиграфе это: неэтичность, затратность, неэффективность.

Вторым механизмом защиты собственной компании (государства) в условиях гиперконкуренции является проверка сотрудников службой безопасности. Имея в компании специальный отдел личной статистики сотрудников, который занимается проверкой и мониторингом их работы, целесообразно детально изучать биографию и рекомендации сотрудника, и это может быть эффективнее, чем проверка на полиграфе.

Такие страны, как США, Германия, Япония, страны ЕС являются развитыми в силу разных факторов: они могут вовремя реагировать на любые изменения в экономике, её тенденциях, расстановке приоритетов [3]. Экономическое превосходство стран золотого миллиарда зиждется на наукоемких уникальных технологиях и «ноу-хау», разрабатываемых в лабораториях транснациональных корпорациях или научно-исследовательских институтах. На этих объектах экономические разведчики концентрируют свои усилия, ежегодный ущерб от действия которых описываются весомыми суммами. Так, ежегодный ущерб национальной безопасности США оценивается в 300 млрд. долларов США. Например, в 2007 г. экономика США с объемом в 13,77 трлн. долл. потеряла 0,5 трлн. долл. от промышленного шпионажа, что от валового национального продукта составляет 5-12% ежегодно [6].

В 2008 г. профессор Института мировой политики США М. Боуман отметил, что он «...очень озабочен проблемой экономического шпионажа. Все страны мира стремятся получить американские технологии. Так, например, в Америке размещаются около 3000 китайских подставных компаний» [8].

Важно заметить, что в общем видовая структура крупнейших корпораций Китая по состоянию на 2013-2014 гг. разнообразна. Китай в рейтинге крупнейших ТНК по версии Financial Times представляли страховые компании, компании банковского сектора, а также корпорации, занимающиеся производством напитков, запасных частей для автомобилей и так далее. Значительную часть крупнейших компаний США представляет технологический сектор, куда входит производство компьютерной техники и комплектующих, а также фармацевтическая отрасль, которая, например, в числе российских компаний не представлена [4].

Разведывательное управление министерства обороны США обнаружило, что за последние годы в шпионаже были замечены торговые партнеры США: Германия, Израиль, Франция. Однако в данный момент основным экономическим соперником США, несомненно, является Китай. Появление Китая как технологического инноватора повышает возможность ожесточенных экономических конфликтов, что в итоге приведет к вытеснению азиатскими рынками американский рынок сбыта высокотехнологичных продуктов.

Необходимо подчеркнуть, что Франция считает нормальным достижение собственных интересов различными, порой «недобросовестными» методами, учредив для этого Школу экономической войны (Ecole de Guerre Economique). Директор этой организации Кристиан Арбюло заявил: «США – высший приоритет, где настоящая промышленная конкуренция имеет место. Большое количество французских компаний обанкротились, так как они были разрушены американцами. Мы не можем позволить третировать себя». Франция за последние двадцать лет провела масштабную реформу в области разведывательной деятельности, которая изменила ее восприятие в сторону одной из важнейших функций управления государством. Правительство Франции осознало, что разведка имеет колоссальное значение в расстановке геополитических сил и ее важность неоспорима в условиях возрастания количества информации [7].

Итак, развитие наукоемких отраслей экономики развитых стран в условиях гиперконкуренции диктует необходимость перефокусировки усилий контрразведки, создания эффективных механизмов как на федеральном, так и на частном уровнях. В результате чего должны меняться вектора использования ресурсов, увеличиться количество специалистов по безопасности, усилиться бдительность руководителей компаний. Целесообразно также проводить национальные кампании по повышению осведомленности населения и корпораций об угрозе шпионажа.

Литература и источники

1.   Детектор лжи: половина кадровиков – за, больше половины россиян – против // URL: http://www.superjob.ru/research/articles/111496/detektor-lzhi-polovina-kadrovikov

2.   И снова о Stuxnet // URL:http://habrahabr.ru/post/159053/

3.   Кизим А.А., Крылов А.П. Проблемы развития системы микрофинансирования малого бизнеса России // Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление. 2014. №6 (49).

4.   Кочиева А.К. Развитие приоритетных направлений инновационной деятельности как фактор укрепления конкурентных позиций России // Экономика: теория и практика. 2013. №2(30).

5.   Официальный сайт агентства «Rand Corporation» // URL: http://www.rand.org/

6.   Старкин С.В. Влияние геополитической среды на трансформацию контрразведывательной парадигмы спецслужб США // Вестник Брянского государственного университета. 2011. № 2.

7.   Ecole de Guerre Economique // URL: http://www.ege.fr/.

8.   Foryst Carole A. Rethinking National Security Strategy Priorities // International Journal of Intelligence and Counter Intelligence. 2010. Vol. 23 (3).