Home
ПРИНЦИП ГУМАНИЗМА АДМИНИСТРАТИВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ В ПОСТАНОВЛЕНИЯХ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Печать

АДМИНИСТРАТИВНОЕ ПРАВО

УДК  342

 

 ПРИНЦИПГУМАНИЗМА АДМИНИСТРАТИВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

В ПОСТАНОВЛЕНИЯХКОНСТИТУЦИОННОГОСУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

  © 2014 г.    П.В. Нудненко

 

 ГБУК г. Москвы

«Молодежный центр СВАО»

129347, Москва, Ярославское шоссе, 124

 Moscow Youth Multifunctional Center

of the South-West District

124 Yaroslavskoe shosse, Moscow, 129347

 

 В  статье  на  основе  анализа  Конституции  Российской  Федерации,  КоАП  Российской  Федерации,  постановлений  Конституционного  Суда  Российской  Федерации  дана  характеристика основных  признаков  правовой  регламентации и практики  применения  принципа  гуманизма в сфере административной  ответственности.

Ключевые  слова: административная  ответственность,  постановления,  Конституционный Суд  Российской  Федерации,  принцип гуманизма, презумпция  невиновности, право  на  защиту.

In the article the main features of legal regulation and practice of application of the principle of humanism in the field of administrative responsibility are characterized on the basis of the analysis of the Constitution of the Russian Federation, the Administrative Code of the Russian Federation, and resolutions of the Constitutional Court of the Russian Federation.

Keywords: administrative responsibility, decisions of the Constitutional Court of the Russian Federation, principle of humanity, presumption of innocence, right to protection.

Принципгуманизма воплощен вряде норм главы2 Конституции Российской Федерации.Прежде всего, этонорма статьи 2Конституции РФ: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью», получившая развитие в ряде других конституционных установлений.

Естественным продолжением содержания статьи 2 Конституции РФ является естественно-правовая концепция прав человека, получившая воплощение в части 2 статьи 17 Конституции РФ: «Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения».

Гуманистическая направленность характерна для содержания статьи 54 Конституции РФ: «1. Закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет.

 2. Никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением. Если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон».

Аналогичное содержание имеет статья 1.7 КоАП РФ.

Гуманизм пронизывает положения статьи 55 Конституции РФ закрепляющей, что в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина. Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Гуманизм является универсальным принципом административной ответственности, пронизывающим содержание и других принципов, характеризующих различные аспекты административной ответственности.

Важным аспектом содержания принципа гуманизма является недопустимостьдвойного наказания заодно и то жеправонарушение.Он вытекает изсодержания статьи 50Конституции РФ: «Никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление». Данный принцип закреплен в пункте 7 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, который гласит: «Никто не должен быть вторично судим или наказан за преступление, за которое он уже был окончательно осужден или оправдан в соответствии с законом и уголовно-процессуальным правом каждой страны».

Данная идея получила юридическое воплощение в части 5 статьи 4.1 КоАП РФ: «Никто не может нести административную ответственность дважды за одно и то же административное правонарушение».

Вместе с тем, статья 4.7 КоАП РФ допускает возможность судьи, рассматривающего дело об административном правонарушении, при отсутствии спора о возмещении имущественного ущерба одновременно с назначением административного наказания решить вопрос о возмещении имущественного ущерба, причиненного административным правонарушением. Однако споры о возмещении имущественного ущерба разрешаются судом в порядке гражданского судопроизводства. По делу об административном правонарушении, рассматриваемому иными уполномоченными органом или должностным лицом, спор о возмещении имущественного ущерба разрешается судом также в порядке гражданского судопроизводства. Споры о возмещении морального вреда, причиненного административным правонарушением, рассматриваются судом в порядке гражданского судопроизводства. Приведенное правило статьи 4.7 КоАП РФ не противоречит принципу недопустимости двойного наказания за одно и то же административное правонарушение, поскольку возмещение имущественного ущерба является мерой гражданской, а не административной ответственности.

Составнойчастью принципа гуманизмав сфере административнойответственностиявляется презумпция невиновности,закрепленная частью 1 статьи 49 КонституцииРФ. «Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральном законе порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда».

Презумпция невиновности получила отражение в КоАП РФ, согласно статье 1.5 которой:

1. Лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина;

2. Лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, считается невиновным, пока его вина не будет доказана в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом, и установлена вступившим в законную силу постановлением судьи, органа, должностного лица, рассмотревших дело;

3. Лицо, привлекаемое к административной ответственности, не обязано доказывать свою невиновность, за исключением случаев, предусмотренных примечанием к настоящей статье. Положения части 3 статьи 10.5 КоАП РФ не распространяется: на административные правонарушения, предусмотренные главой 12 КоАП РФ; административные правонарушения в области благоустройства территории, предусмотренных законами субъектов РФ, совершенные с использованием транспортных средств либо собственником, владельцем земельного участка либо другого объекта недвижимости. При условии, что данные административные правонарушения были зафиксированы в работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи;

4. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица.

Разъяснение содержания презумпции невиновности содержится в правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в постановлении от 25 апреля 2011 г. №6-П.

«4.1. По смыслу статей 49, 50, 52, 54 и 64 Конституции Российской Федерации, принципы презумпции невиновности и виновной ответственности, т.е. наличия вины как необходимого элемента состава правонарушения (и, следовательно, основания привлечения к юридической ответственности), выражают общие принципы права при применении государственного принуждения в сфере публичной ответственности как в уголовном, так и в равной мере в административном праве. Меньшая по степени вредоносности и общественной опасности по сравнению с преступлениями значимость административных правонарушений как особого вида публично-правовых деликтов не означает, что они могут быть исключены из сферы действия конституционного права на судебную защиту и справедливое судебное разбирательство.

Соответственно, конкретизируя положения статей 17 (части 1 и 3), 46 (части 1 и 2), 49 (часть 1), 51 (часть 1), 54 (часть 2) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, КоАП РФ в статье 1.5 предусматривает, что лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина (часть 1). Лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, считается невиновным, пока его вина не будет доказана в порядке, предусмотренном данным Кодексом, и установлена вступившим в законную силу постановлением судьи, органа, должностного лица, рассмотревших дело (часть 2). По смыслу части 1 статьи 1.5 данного Кодекса во взаимосвязи с пунктом 2 части 1 его статьи 24.5, отсутствие вины в совершении административного правонарушения является одним из обстоятельств, исключающих производство по делу об административном правонарушении [1].

Принцип презумпции невиновности упоминается и в других постановлениях Конституционного Суда РФ. Примером может служить постановление Конституционного Суда РФ от 18 мая 2012 г. №12- П.

«Применительно к административному правонарушению, предусмотренному частью 2 статьи 20.2 КоАП Российской Федерации, это означает, что привлечение организатора публичного мероприятия к административной ответственности за нарушение установленного порядка проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования в случае участия в этом публичном мероприятии большего, чем было указано в уведомлении о его проведении, количества участников возможно только при наличии вины непосредственно организатора публичного мероприятия. Иной подход к оценке его действий (бездействия) противоречил бы принципу презумпции невиновности, приводил бы к объективному вменению и тем самым – к вынесению несправедливых судебных решений» [2].

Универсальный принцип гуманизма получил закрепление и в 15 Конституции РФ, согласно которой:

 «1. Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации.

2. Органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы.

3. Законы подлежат обязательному опубликованию. Неопубликованные законы не применяются. Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения».

Принципу гуманизма способствует предписание части 2 статьи 50 Конституции РФ, согласно которой «при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона».

Принцип гуманизма применительно к административной ответственности закреплен статьей 1.6 КоАП РФ:

 «1. Лицо, привлекаемое к административной ответственности, не может быть подвергнуто административному наказанию и мерам обеспечения производства по делу об административном правонарушении иначе как на основаниях и в порядке, установленных законом;

2. Применение уполномоченными на то органом или должностным лицом административного наказания и мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении в связи с административным правонарушением осуществляется в пределах компетенции указанных лиц, органа или должностного лица в соответствии с законом.

Принцип гуманизма, толкуемый как проверка соответствия федеральных конституционных и федеральных законов Конституции РФ, присутствует во всех постановлениях Конституционного Суда РФ.

Примером могут служить правовые позиции Конституционного Суда РФ, изложенные в постановлениях от 15 июля 1999 г. №11-П, от 27 мая 2003 г. №9-П и 27 мая 2008 г. №8-П, согласно которым при установлении уголовной и административной ответственности за противоправные деяния в таможенной сфере необходимо исходить из того, что любое преступление либо административное правонарушение, а равно санкции за их совершение, должны быть четко определены в законе, причем таким образом, чтобы исходя из текста соответствующей нормы – в случае необходимости с помощью толкования, данного ей судами, – каждый мог предвидеть уголовно - или административно-правовые последствия своих действий (бездействия). Неточность, неясность и неопределенность закона порождают возможность неоднозначного истолкования и, следовательно, произвольного его применения, что противоречит конституционным принципам равенства и справедливости, из которых вытекает обращенное к законодателю требование определенности, ясности, недвусмысленности правовых норм и их согласованности в системе действующего правового регулирования. В противном случае может иметь место противоречивая правоприменительная практика, что ослабляет гарантии государственной защиты прав, свобод и законных интересов граждан.

Приведенный пример правовой позиции Конституционного Суда РФ помимо требований к содержанию закона, что составляет одну из характерных черт принципа законности, ярко демонстрирует тесную связь принципа законности с принципами равенства и справедливости.

Другой аспект принципа гуманизма, связанный с правоприменительной практикой компетентных государственных органов, получил отражение в постановлении Конституционного Суда РФ от 16 июня 2009 г. №9-П [3].

В частности, в постановлении отмечено, что административное задержание в качестве принудительной меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении не может применяться, если оно не обусловлено целями, определенными в подпункте "c" пункта 1 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. В соответствии с названной нормой законным признается задержание лица, произведенное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным органом по обоснованному подозрению в совершении правонарушения или в случае, когда имеются достаточные основания полагать, что необходимо предотвратить совершение им правонарушения или помешать ему скрыться после его совершения.

Понятие «законное задержание», употребленное в подпункте "c" пункта 1 статьи 5 Конвенции, как и понятие «задержание, произведенное в установленном законом порядке» включают обязанность осуществляющих производство по делам об административных правонарушениях органов государственной власти и их должностных лиц соблюдать нормы материального и процессуального законодательства.

В контексте содержащихся в данной норме предписаний это означает, что задержанный имеет право на проверку соблюдения органом государственной власти или его должностным лицом законодательных положений, необходимых для признания примененной к нему принудительной меры законной в указанном смысле. Суд, в свою очередь, должен проверить как соблюдение процессуальных норм, на основе которых производится задержание, так и обоснованность этой меры с точки зрения целей, а также исходя из того, была ли она необходимой и разумной в конкретных обстоятельствах, послуживших основанием для ее применения.

При этом должностное лицо, производящее административное задержание, должно располагать такими фактами и сведениями, которые достаточны для объективно обоснованного подозрения в том, что задерживаемый мог совершить соответствующее правонарушение. Задержание, во всяком случае, не может быть признано обоснованным, если действия, вменяемые задержанному, в момент их совершения не могли расцениваться как правонарушение.

Конституционный Суд РФ подчеркнул важное обстоятельство, согласно которому, если задержанное лицо не было впоследствии привлечено к административной ответственности и не предстало перед судом, это не означает, что задержание было незаконным и нарушало требования статьи 22 Конституции Российской Федерации и подпункта "c" пункта 1 статьи 5 Конвенции.

Факты и сведения, которые дают основания для применения задержания как предварительной меры принуждения с целью обеспечения производства по делу об административном правонарушении, могут оказаться впоследствии недостаточными для принятия решения об административной ответственности. Требования, обусловливающие правомерность задержания, не предполагают, что компетентное должностное лицо уже в момент задержания должно иметь доказательства, достаточные для разрешения дела по существу. Целью задержания как обеспечительной меры является создание условий для проведения производства по делу о соответствующем административном правонарушении, с тем, чтобы были проверены факты, подтверждены или устранены конкретные подозрения, обосновывающие задержание, подготовлены необходимые документы для передачи дела на рассмотрение суда [4].

Подтверждением или неподтверждением соблюдения принципа законности при рассмотрении конкретных дел Конституционным Судом РФ является резолютивная часть каждого постановления Конституционного Суда РФ. Примером может служить постановление

Конституционного Суда РФ от 17 февраля 1998 г. №6-П, в резолютивной части которого сделан вывод:

 «1. Признать положение части второй статьи 31 Закона СССР «О правовом положении иностранных граждан в СССР», согласно которому иностранный гражданин или лицо без гражданства, в отношении которого принято решение о выдворении из пределов Российской Федерации, в случае уклонения от выезда подлежит с санкции прокурора задержанию на срок, необходимый для выдворения, не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 22 и 46, в той мере, в какой оно допускает продление срока задержания указанных лиц сверх 48 часов без вынесения судебного решения.

2. Федеральному Собранию надлежит урегулировать порядок задержания иностранных граждан и лиц без гражданства, подлежащих выдворению из пределов Российской Федерации и уклоняющихся от выезда, в соответствии с Конституцией Российской Федерации и с учетом настоящего Постановления» [5].

Гуманизм административной ответственности проявляется в конституционно-правовом закреплении права на защиту.

Согласно статье 48 Конституции РФ «Каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно».

Приведенное конституционное предписание является обязательным для всех видов юридической ответственности, в том числе и административной.

Защита личности, охрана прав и свобод человека и гражданина провозглашается основной задачей законодательства об административных правонарушениях (ст.1.2 КоАП РФ). Достижению этой задачи способствует норма ч.1 статьи 25.1 КоАП РФ, в соответствии с которой лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, вправе знакомиться со всеми материалами дела, давать объяснения, представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, пользоваться юридической помощью защитника, а также иными процессуальными правами в соответствии с КоАП РФ.

Глава 25 КоАП РФ перечисляет круг лиц, которые могут представлять интересы сторон в административном процессе. Ими являются законные представители физического лица (родители, усыновители, опекуны или попечители несовершеннолетнего), законные представители юридического лица (руководитель, а также иное лицо, признанное в соответствии с законом или учредительными документами органом юридического лица), защитник (адвокат или иное лицо) и представитель. Защитник и представитель допускаются к участию в производстве об административном правонарушении с момента возбуждения дела об административном правонарушении. Полномочия адвоката удостоверяются ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием. Полномочия иного лица, оказывающего юридическую помощь, удостоверяются доверенностью, оформленной в соответствии с законом.

Защитник и представитель, допущенные к участию в производстве по делу об административном правонарушении, вправе знакомиться со всеми материалами дела, представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, участвовать в рассмотрении дела, обжаловать применение мер обеспечения производства по делу, постановление по делу, пользоваться иными процессуальными правами в соответствии с КоАП РФ (статья 25.5).

Важнейшей формой защиты прав человека является возможность обжалования постановления о наложении административного наказания в суд, регламентированная главой 30 КоАП РФ.

Конституционный Суд РФ, отмечая роль суда в защите прав человека, подчеркнул, что если бы суды оценивали законность действий (бездействия) органа государственной власти или должностного лица исключительно с точки зрения соблюдения пределов предоставленных им законом (т.е. формально определенных) полномочий, не исследуя все обстоятельства, связанные с установлением наличия или отсутствия события и (или) состава административного правонарушения, то права человека на защиту были бы ограничены [6].

Литература и источники

1. Постановление Конституционного Суда ПФ от 25.04.2011 №6-П «По делу о проверке конституционности части 1 статьи 3.7 и части 2 статьи 8.28 Кодекса РФ об административных правонарушениях в связи с жалобой общества с ограниченной ответственностью «Стройкомплект» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2011. №19. Ст. 2769

2. Постановление Конституционного Суда РФ от 18.05.2012 N 12-П «По делу о проверке конституционности положений части 2 статьи 20.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, пункта 3 части 4 статьи 5 и пункта 5 части 3 статьи 7 Федерального закона «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» в связи с жалобой гражданина С.А. Каткова» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2012.№22. Ст. 2921

3. Постановление Конституционного Суда РФ от 16.06.2009 г. №9-П «По делу о проверке конституционности ряда положений статей 24.5, 27.1, 27.3, 27.5 и 30.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, пункта 1 статьи 1070 и абзаца третьего статьи 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан М.Ю. Карелина, В.К. Рогожкина и М.В. Филандрова» // СЗ РФ. 2009. №27. Ст. 3382

4. Там же.

5. Постановление Конституционного Суда РФ «По делу о проверке конституционности положения части второй статьи 31 Закона СССР от 24 июня 1981 года «О правовом положении иностранных граждан в СССР" в связи с жалобой Яхья Дашти Гафура» // СЗ РФ.1998. №9. Ст.1142

6. Постановление Конституционного Суда РФ от 16.06.2009 N 9-П «По делу о проверке конституционности ряда положений статей 24.5, 27.1, 27.3, 27.5 и 30.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, пункта 1 статьи 1070 и абзаца третьего статьи 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан М.Ю. Карелина, В.К. Рогожкина и М.В. Филандрова» // Собрание законодательства Российской Федерации.- 2009. №27. Ст.3382