Home
Биогеосистемотехника как основа развития экологического аудита и охраны окружающей среды Печать

ЗАЩИТА ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ

УДК  633.1:412:1:001; 001.8

Биогеосистемотехника как основа развития

экологического аудита и охраны окружающей среды

© 2014 г.    В.П. Калиниченко

 

 Институт плодородия почв юга России

346493, Персиановка,

Ростовская область, ул. Мичурина, 11

 Institute of Soil Fertility

of the South of Russia

11, Mitchurina st.,

Persianovka, Rostov region, 346493

 

В статье рассматривается содержание трансцендентного научного направления «биогеосистемотехника», а также фундаментальные и практические результаты, полученные в ходе его апробации. Автор приходит к выводу, что препятствием к конструктивному императиву зеленой экономики является сложившаяся в России система реализации программных мер, невосприимчивая к современным трансцендентным идеям.

Ключевые слова: ноосфера, экология, зеленая экономика, биогеосистемотехника, экологический аудит.

The article studies the content of transcendental scientific school “biogeosystemtechnique” as well as the fundamental and practical results of its testing. The author concludes that the obstacle to the constructive imperative of green economy is the Russian system of implementation of program measures which is non-receptive to current transcendental ideas.

Keywords:  noosphere, ecology, green economy, biogeosystemtechnique, ecological audit.

В РФ объявлен путь инновационного развития. Он немыслим без императива зеленой экономики [1, 2]. Для развития такой экономики в России и мире недостает основополагающих решений относительно путей дальнейшего развития технологий, лежащих в основе экономики. Продолжение развитие экономики любой ценой недопустимо, поскольку в рамках текущей индустриальной платформы цивилизации экологические следствия технологии рассматривают во вторую очередь, только как досадное обстоятельство удорожания технологии ввиду необходимости утилизации отходов и других подобных полагаемых малозначительными причин, что неприемлемо.

Недопустимым рудиментом индустриальной платформы является имеющее место в настоящее время сопротивление развитию информационного обеспечения охраны окружающей среды, когда общество узнает о тех или иных, часто весьма сомнительных с точки зрения качества окружающей среды, проектах в последнюю очередь. Столь же недопустимо медленно развивается или не развивается вообще экологический аудит. Хотя именно он призван к обоснованию политики и стратегии в области охраны окружающей среды. Практически отсутствует соответствующая региональная и федеральная законодательная база.

Ситуация имеет объяснение, которое следует из сложившегося понимания экологии преимущественно как науки об окружающей среде и оценке ее качества для пребывания человеческого социума. Экология во многом самоустранилась от участия в технологическом прогрессе. И эту отстраненность поддерживают представители индустриальной платформы, допуская экологию в так называемые «профессиональные» сферы производственной деятельности, в лучшем случае только на стадии оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС), или для заключения о степени экологического вреда объекта (заключение обычно всегда бывают в пользу промышленного объекта). Чаще всего экологические требования общественности, если они выходят за достаточно произвольно очерченные разрешенные рамки, объявляют популистскими, а затем дискредитируют тем или иным способом, например, объявляя вредными с точки зрения развития промышленности и занятости населения в производстве.

Такого рода противопоставление техники и общества опасно, являет собою кризис развития цивилизации, поскольку в настоящее время технологический пресс на биосферу стал объективно неприемлемым.

Ни отечественная, ни зарубежная законодательная база в действующей системе координат технологического развития мира не в состоянии выстроить правовые механизмы регулирования технологической активности в биосфере так, чтобы преодолеть сложившийся принцип пропорционального или даже опережающего роста затрат на обеспечение экологических параметров современных производств. Наиболее выпукло это представлено законом убывающего плодородия Мальтуса, который еще несколько столетий назад сформулировал кажущийся незыблемым до настоящего времени постулат, что темп прибавки продуктивности биосферы отстает от темпа роста затрат на обеспечение такой прибавки продуктивности.

Между тем, разрыв указанного порочного круга крайне необходим. Для этого предложен принцип декаплинга (decoupling). Реализация принципа декаплинга предполагает наличие необычных трансцендентных идей, которые позволяют достичь принципиально нового качества взаимодействия с биосферой в условиях технологической платформы ноосферы, в полной мере используя достижения прошлой технологической платформы, при этом не только сохранить возможности экономического развития, но и усилить такие возможности.

Лейтмотивом нового пути социума в ноосфере должен стать технологический приоритет экологии, когда только экологически целесообразная и имеющая длительную биологическую и только затем экономическую перспективу технологическая деятельность имеет право на осуществление.

Только в такой ситуации информационное обеспечение охраны окружающей среды, экологический аудит, региональная и федеральная законодательная база экологии приобретают смысл. В ином случае деструктивное противостояние общества и государства, последнее сейчас вынужденно ориентировано на развитие в рамках индустриальной технологической платформы в отсутствие конструктивной и результативной альтернативы этой платформе, будет продолжаться вплоть до того или иного из известных сценариев разрешения кризиса развития.

Противостояние в области экологии не может продолжаться в настоящем виде, поскольку оно не только непродуктивно, но контрпродуктивно. Ведь даже если в текущей ситуации произойдет невероятное – государство предоставит возможность развития информационного обеспечения охраны окружающей среды, тем более введет открытый экологический аудит, да еще и подкрепит все это законодательно, всякое технологическое развитие страны остановится. Ведь и без указанных атрибутов понятно, что даже на заре индустриальной технологической платформы она самим фактом своего возникновения символизировала достаточно пренебрежительное отношение к биосфере. Это наложило отпечаток даже на экологическую терминологию. Например, термин эпохи индустриальной технологической платформы – «природопользование», абсолютно типичный для антропоцентрического, даже эгоцентрического императива этой платформы, все же достаточно дикий и деспотичный по своей сути.

Непродуктивность современного экологического противостояния между обществом, его отдельными частями, государством выгодна тем, кто получает ренту от природопользования. Пока противостояние продолжается, у них сохраняется возможность обогащения за счет применения устаревших технологий. Между тем, Конституция РФ определяет, что все граждане страны имеют равные права. Следовательно, равные права пользования передовыми результатами научно-технического и технологического развития. На этом основании применение устаревших технологий природопользования является антиконституционным деянием. В таком контексте экологический подход к технологической активности в биосфере не имеет альтернативы. В России должны быть востребованы исключительно те технологии, которые опережают мировой инновационный экологический процесс.

Остается только «небольшой» вопрос о том, какую технологию полагать современной, по каким критериям осуществлять выбор технологической платформы ноосферы. Очевидно, вопрос сложнейший. Но, только поставив и хоть в какой-то части начав решать его, можно конструктивно подойти к базовой законодательной проблеме развития российского общества в ноосфере – информационному обеспечению охраны окружающей среды, экологическому аудиту, их законодательному закреплению и, основное, использованию в развитии институциональных экологических технологий ноосферы.

Императив зеленой экономики жизненно необходим. На закате индустриальной эпохи народонаселение мира имеет устойчивое неприятие устаревшего императива индустриальной технологической платформы – промышленного развития любой ценой в ущерб жизненно важным потребностям человечества, здесь угроза самому его существованию. Это соответствует зеленым настроениям в России. Исповедуя экологические, т.е. универсальные, беспроигрышные, понятные всем общечеловеческие ценности, можно добиться эффективного результата.

В настоящее время существенным препятствием конструктивному императиву зеленой экономики является сложившаяся за многие столетия в России система реализации программных мер [3, 4]. Эта система всегда конспиративная и деструктивно-императивная. Ситуация осложняется отсутствием механизмов инновационного развития, тем более внедрения принципиально новой зеленой экономики, которая по определению должна превышать достигнутый мировой уровень, нести новое содержание, что престало амбициям России, которая в мире до настоящего времени – признанная сверхдержава. Реализация императива инновации наталкивается на диспозитивные методы, что являет опасность дискредитации инновации и зеленой экономики в обществе. Без четко очерченных принципов биогеосистемотехники, приверженности этим принципам, промышленники могут удушить экологию в своих крепких объятьях [5].

Одна из возможностей гармонизации биосферы, социума, государственного устройства, информационного обеспечения охраны окружающей среды, результативного экологического аудита, гармоничного развития региональной и федеральной законодательной базы является применение принципиально новой институциональной парадигмы биогеосистемотехники в развитие принципов природопользования для перевода его на уровень ноосферы.

Долговременные принципы охраны географического пространства, управление экосистемами и средой обитания населения должны следовать из глобальных фундаментальных закономерностей динамики биосферы.

Технические решения и технологии, которые опережают мировой интеллектуальный процесс, были в России всегда. К сожалению, большинство из них не было востребовано своевременно, потому они возвратились на родину из-за рубежа. Тем не менее, в мире признан приоритет интеллектуального процесса, имеющего место в России. Так же, как и приоритет образовательной системы. Оба этих факта являются весомым основанием, чтобы считаться с новыми отечественными результатами, которые не имеют аналогов в мире, к тому же, приоритет нового знания признан мировым сообществом [6-9].

Потому следует обратить внимание на отечественное научное направление «биогеосистемотехники» [10]. Биогеосистемотехника – это непротиворечивое решение задачи создания окружающей среды без ограничений обитания, и, одновременно, не противоречащей ей сопряженной производственной среды, которые при использовании предлагаемого императива, упреждающего управления биосферой, уже нет необходимости разделять. Облик географического пространства должен вызывать рекреационное удовлетворение обитателей от образа корректно управляемой устойчивой биогеосистемы и высокой результативности осмысленного труда человека на земле. Так позиционируется предлагаемая нами биогеосистемотехническая содержательность технических и технологических решений, которые применяют для формирования свойств и функций географической среды. Если применять принципы биогеосистемотехники, то кроме обычно имеющего место стандартного деградационного исхода географической технологической активности этноса в биосфере имеется возможность получать результат, который можно квалифицировать как аградацию биогеосистемы.

Диспозитивное сопротивление инновационному процессу, пренебрежение основополагающими принципами поведения в биосфере, непониманием места и роли цивилизации в биосферы имеет место, как это ни странно, в сельском хозяйстве.

Имитационный принцип сельского хозяйства – воспроизведение внешнего сходства взаимодействия отдельных живых существ и биосферы давно себя изжил. Самый известный вариант подобия естественного и сельскохозяйственного процесса – обработка почвы. Логика простейшая. Если семя растения попадает в след антилопы, то вероятность его прорастания выше. Следовательно, надо рыхлить почву. Если убрать конкурирующие растения, то вероятность успешного прохождения всех стадий ограногенеза и получения желаемого плода выше, значит, надо уничтожать нежелательные растения вспашкой или гербицидами. Если дать почве отдохнуть от подобной технологической активности, пройти состояние залежи, а лучше – целины, то ее свойства, утерянные в агрокультуре, которая воспроизводит далеко не весь спектр природных явлений, которые обусловливают медленное формирование основного свойства почвы – плодородия, восстановятся. По этой схеме сельское хозяйство работает тысячами лет.

За эти тысячи лет в результате пренебрежения сложными процессами биосферы, в том числе почвообразованием, погибли несколько известных цивилизаций. Сколько было сейчас уже неизвестных цивилизаций – можно догадываться. Путь залежного земледелия в настоящее время отсутствует. Сколь бы ни был совершенен экологический аудит сельскохозяйственных угодий, он не даст результата, поскольку возможности расширения базы земледелия в настоящее время исчерпаны. Вопрос только в деталях. Потому и без аудита ясно, что при имеющемся уровне использования земель – до 90% в агрокультуре – ожидать сколь-нибудь существенного прорыва на базе современных методов, длительной перспективы земледелия, а, следовательно, цивилизации, нельзя.

Можно предаваться уводящим от сути реальной проблемы мечтаниям. Например, всерьез рассматривают гипотезу, что парниковый эффект на Земле обусловлен животными, из пищеварительного тракта и экскрементов которых выделяется метан. Известно, что этот газ в рассматриваемом качестве значительно опаснее углекислого газа, и корова в деформированном телевидением общественном сознании становится главным врагом человечества. Этим обосновывают мнимую необходимость в более дешевом производстве продуктов питания без участия животных и растений. Но по этому пути уже шли. Например, в СССР в Донском сельскохозяйственном институте, как и многих других научных центрах страны и мира, в 60-е годы 20 века при кормлении животных использовали продукт синтеза – белково-витаминные концентраты (БВК). Получали типичные для чисто эмпирического пути развития науки, культивируемого и в настоящее время, положительные краткосрочные 2-3 летние результаты. Привесы животных после скармливания БВК были выше, чем при стандартном рационе. А вот то обстоятельство, что в 3-4 поколении животных, которым скармливали БВК, наблюдались уродства их потомства, как-то осталось вне сферы внимания исследователей. Как и длительные эффекты такой технологии животноводства.

Между тем, в области земледелия и мелиорации почв в СССР в Донском сельскохозяйственном институте в 60-70 годах 20 века был сделан принципиальный научно-технический и технологический прорыв мирового значения. Как все великие достижения и открытия, он был получен случайно.

Работами отечественных выдающихся почвоведов, признанных в мире классиков почвоведения, причем сама наука почвоведение была сформулирована в России, что также признано мировым научным сообществом, была показана актуальность преобразования профиля почвы в агрокультуре. Теоретически была обоснована необходимость не только рыхлить верхний слой, но дать нужное направление вектору эволюции почвы. Тогда ее продуктивность, экологические свойства и устойчивость к деградации не только будут стабилизированы, но на длительное время станут выше, чем у природных аналогов.

Были выполнены теоретические, модельные и натурные эксперименты, в которых правильность отечественных теоретических представлений об управлении эволюцией почвы была подтверждена.

Дело, как это часто бывает, уперлось в несовершенство технических средств. Для реализации агробиологического метода мелиорации почв применяли плантажные, двухъярусных, трехъярусные плуги, долотообразные (чизели) и объемные рыхлители. Эти устройства не в полной мере воспроизводили в реальной почве теоретически обоснованную новую схему рекомбинации и последующего устройства горизонтов почвы, ее дисперсной системы. Рыхление горизонтов почвы, обусловливающих ее природный генезис и неблагоприятные свойства, уплотнившихся в процессе природной и антропогенной эволюции, было недостаточным. Соответственно, распределение слоев почвы после обработки, в свою очередь, было неудовлетворительным. Мелиоративный эффект наблюдали не более чем в течение 3-7 лет.

Для обеспечения соответствия способа обработки почвы задаче управления ее эволюцией было предложено ротационное фрезерное рыхление слоя почвы 20-50 см. Такую обработку рассматривали как альтернативу двухъярусным и трехъярусным плугам. Были проведены фундаментальные исследования в области механики принципиально нового способа обработки грунта, получена серия патентов, созданы соответствующие машины, заложены экспериментально-производственные стационары, обработаны производственные участки на больших площадях.

В результате выяснилось, что новая идея обработки почвы оказалась трансцендентной. Если на этапе ее разработки ставилась задача улучшить крошение и перемешивание почвы, то в результате оказалось, что решена не только основная задача. Более того, она оказалась решенной настолько успешно, что продолжительность экономически выгодного использования земель составляет беспрецедентные 40 лет вместо 3-7 лет после стандартной мелиорации. При этом прибавка биологической продуктивности земель составляет 30% и даже существенно больше, по сравнению со стандартной технологией земледелия. При стандартной технологии земледелия рентабельность составляет 10-15%, а после однократного выполненного в 1972 году ротационного фрезерного рыхления – до 50% в течение всего периода действия обработки – 40 лет. Следует отметить, что с точки зрения природопользования новая почва представляет уникальный объект, в котором полностью отсутствуют признаки деградации, которые были свойственны почвам в 60-70 годы 20 века и сохраняются в стандартной агротехнике сейчас.

Этот яркий пример успеха отечественной теории и практики почвоведения, мелиорации, земледелия, экономики, природопользования, техники показывает, насколько продуктивен подход биогеосистемотехники, позволивший получить междисциплинарный результат.

Между тем, элементы рассматриваемого нами экологического аудита земельных ресурсов, и в СССР, и в России существовали и существуют. Одним из агентов этого аудита является сеть государственных проектно-изыскательских центров агрохимических центров России. Они собирают информацию о тяжелых металлах, степени деградации почв, дают рекомендации: сокращать экологический ущерб, вносить удобрения, применять глубокое рыхление, вносить мелиорирующие субстанции в почву. Но не отвечают на современный вопрос – как это все делать принципиально по-новому с более высоким экологическим и экономическим эффектом. То есть занимаются давно устаревшими мероприятиями, не соответствующими представлениям об инновационном развитии России. О необходимости развитии биогеосистемотехники там не беспокоятся. Как и во многих других структурах, предназначением которых является экологически обоснованное устойчивое природопользование, формирование политики и стратегии в области охраны окружающей среды. И все это закреплено в Земельном Кодексе РФ. Там есть серьезные пункты о неправильном обращении с землей, после чего возможно изъятие земли у собственника. Но вот критерии изъятия не прописаны. Потому вопрос об изъятии земли у современных лендлордов – продуктов серого присвоения земли как общественного достояния – пока риторический. Потому использование земель ведется по устаревшим технологиям. Потому ведущей задачей являются не современные технологии, инновационный процесс или биогеосистемотехника, а только основной вопрос – удержание земли в своем распоряжении. Пускай почва дает меньше и просуществует дольше, но зато она – моя!

Биогеосистемотехника, кроме рассмотренного важнейшего аспекта уникального долговременного корректного управления условиями эволюции почвы [11], имеет целый ряд прорывных направлений, обеспечивающих принципиально новый устойчивый подход к природопользованию, превышающий мировой уровень [6-10].

Важной современной проблемой является сбережение пресной воды. Она представляет собой глобальный дефицит, поскольку современные технологии опреснения морской воды, кроме того что связаны с огромными затратами, дают неудовлетворительный по качеству продукт.

Ведущим потребителем воды является ирригация. Расход воды составляет в экономном Израиле до 5000-7000 м3/га, в США до 18000 м3/га, в мире еще больше (причем это без учета культуры риса, которая является отдельной тяжелейшей проблемой, в том числе и для рисосеющих территорий России), что совершенно неприемлемо. Имеют место неблагоприятные экологические следствия ирригации. Один из примеров – экологическая катастрофа бассейна Аральского моря. Там выполняют экологический аудит, информируют общественность об экологических мерах. Например, ассоциация Аральское море сообщает на своем сайте даже об экологической инициативе – посадке саксаула на образовавшихся просторах соляных пустынь дна бывшего Аральского моря [12]. Налицо типичный пример увода общественного процесса от реальной проблемы, соответственно, увод с пути поиска реального решения, хотя атрибуты процесса, вроде бы, налицо.

Нами предложена новая внутрипочвенная импульсная континуально-дискретная парадигма ирригации. В ее основе – трансцендентное преодоление глобального дефекта гидрологического режима биосферы и почвенной гидрологии на базе современных информационных технологий роботизации. Экономия воды для полива 5-20 раз, повышение продуктивности растений по сравнению со стандартной дождевой агротехникой 3-7 раз, по сравнению со стандартной ирригационной агротехникой (капельный полив) 1,3-1,6 раз, экономия материальных и энергетических ресурсов в 20-50 раз, экологические проблемы ирригации отсутствуют, срок службы системы 100 и более лет вместо стандарта 10 лет. Реальный срок службы ирригационных систем еще меньше. Например, ленты капельного полива меняют ежегодно. Это неудивительно. Капельный полив полагают современным, однако он разработан в Российской империи и СССР и был хорошо только для индустриальной технологической платформы.

Вместо применения внутрипочвенной импульсной континуально-дискретной парадигмы ирригации проводят совершенствование нормативов устаревшей фронтальной гравитационной континуально-изотропной парадигмы ирригации [13]. Это иллюзия деятельности, поскольку в действительности возможности развития ирригации на индустриальной технологической платформе исчерпаны. Потому аудит такой деятельности является только отсрочкой краха цивилизации ввиду исчерпания водных ресурсов.

В Законе о земле, к сожалению, нет инструментов, пользуясь которыми можно было бы в реальности добиться прекращения уничтожения воды и почв в устаревших ирригационных технологиях. Более того, продолжается закупка таких технологий за рубежом [14].

Не менее неприятный пример – утилизация отходов.

Эта мировая проблема, как и рассмотренные выше, решается в России по устаревшим технологиям. Ведется закупка бесперспективных зарубежных образцов для сбора мусора [15], сжигания осадка сточных вод [16], устаревших систем подачи веществ внутрь почвы [17], которые были созданы еще в СССР [18], и т.п. Есть вероятность того, что экологический аудит после его возникновения будет использован для «более глубокого обоснования» подобных подходов, если иные подходы не развивать. В то же время наши описанные выше технологии 2-3-кратного увеличения биологической продуктивности почв за счет их внутрипочвенного рыхления и внутрипочвенного полива позволяют выполнить рециклинг разнообразных отходов в почве, не сбрасывая их в реки, не сваливая в ландшафт на так называемых «полигонах» [19]. Пункт 9.1 ГОСТа прямо нарушает основополагающие принципы зеленой экономики: «Помет с подстилкой допускается хранить на центральных полевых площадках в буртах». Эти полигоны в действительности – узаконенные ГОСТом РФ свалки. Более того, открывается возможность прекратить распространение опасных инфекций в биосфере, что является одним из следствий пренебрежения к экологии в условиях глобализации. Тому примером является вспышка чумы свиней на юге России, которую, как и многие другие инфекции, можно предотвратить. Причем с биологическом эффектом прироста плодородия почв. Получены принципиально новые возможности пассивирования инфекций внутри почвы. Это позволяет разорвать трофические цепи, по которым они распространяются, преодолеть распространение инфекций, резко ослабить эпидемии, эпизоотии, инвазии, принципиально улучшить санитарно-эпидемиологическую обстановку в боенском деле и при этом получить биологический эффект от рассредоточенного размещения в почве биологических субстанций. До того они просто утилизировались в виде отсроченного ущерба для биосферы, причем со значительными затратами.

В силу инфекционной безопасности новых способов утилизации отходов, значительную их часть можно утилизировать непосредственно в урболандшафте, повышая лесорастительные условия. Тогда не будет необходимости десятилетиями наблюдать жалкие лесонасаждения неудовлетворительно габитуса, как это имеет место в южных городах, на прилегающих к ним территориях, или преждевременно сводить эти насаждения ввиду фаутности, как в 2013 году это было сделано в Ростове-на-Дону.

В процессе преодоления загрязнения окружающей среды, а также в силу природных особенностей почв и ландшафтов возникает необходимость управления вещественным составом почв. Это синтез вещества внутри почвы – принципиально иначе, без отходов, решается проблема производства удобрений [20], извлечение вещества из почвы, что позволяет ликвидировать загрязнение, удалить легкорастворимые соли [21].

Все меры биогеосистемотехники реализуются на современной базе информатики, механотроники, робототехники. Это позволяет снизить затраты энергии и ресурсов в десятки раз и, основное, опередить мировой уровень технологического развития.

Рассмотренные примеры некорректного природопользования, игнорирования и неиспользования современных перспективных технических решений далеко не единичны. Скорее, они отражают неприятное правило приверженности страны к отсталости. По этой причине есть серьезное опасение, что актуальные общественные инициативы информационного обеспечения охраны окружающей среды, экологического аудита, будут в очередной раз сведены на нет. Как и обеспечивающая реализацию этих важнейших инициатив региональная и федеральная законодательная база. Путь стандартный – отторжение общественности от важнейшего результата экологической информации и экологического аудита, а именно – установления практики применения самых современных технологий природопользования.

Еще более серьезное опасение вызывает отсутствие в законодательной базе России, особенно в частных актах о природопользовании и землепользовании, каких бы то механизмов, позволяющих дать оценку соответствия применяемых в промышленности и сельском хозяйстве технологий современному мировому уровню. Тем более, оценить степень того, насколько эти технологии опережают мировой научно-технический прогресс и, следовательно, соответствуют Конституции РФ – равным правам граждан. Повторимся – право в этом контексте следует понимать не как равные возможности всех граждан России потреблять устаревшие зарубежные технологии и просроченные продукты, а пользоваться передовыми результатами отечественного и мирового технологического развития. Иначе, без законодательной поддержки технических решений и технологий, превышающих мировой уровень, экологическая информация и экологический аудит окажутся самоцелью. Окажутся пристанищем ущербных постоянно обманываемых и обманывающихся в своих ожиданиях людей.

Продолжится бизнес, не ответственный ни в социальном аспекте, ни в аспекте природопользования.

Напротив, биогеосистемотехника имеет целый ряд прорывных направлений, обеспечивающих принципиально новый устойчивый подход к природопользованию, превышающий мировой уровень. Возможности только некоторых из них кратко затронуты в настоящей статье.

На основе биогеосистемотехники возможно создание технологий, в которых экологические задачи решены внутри технологического процесса. А сам технологический процесс выполнен на основе принципиально новых технических решений, превышающих мировой технический уровень. Будет решена важнейшая технологическая задача развития России как обладателя огромных природных биологических ресурсов, но также и как поставщика высоких технологий на мировой рынок, будет диверсифицирована экономика. Этим можно исключить чисто сырьевую ориентацию экспорта.

В такой постановке вопроса развития России информационное обеспечение охраны окружающей среды, экологический аудит и их региональная и федеральная законодательная база не вызовут не только административного сопротивления, но будут иметь режим наибольшего благоприятствования. Ведь вместо одной лишь критики экологической ситуации в стране, на основе экологического аудита будет предложена биогеосистемотехника – перспективный инструмент стратегии экологически устойчивого технологического развития России в ноосфере.

Технологическая платформа развития ноосферы предложена В.И. Вернадским в СССР. Потому России престало внести свой решающий вклад в становление этой платформы в мире. Обоснование политики и стратегии в области охраны окружающей среды жизненно необходимо на основе принципиально новых достижений биогеосистемотехники. В таком случае будет рационально выработан подход к систематизации информации о состоянии окружающей среды, базовых принципах, объектах, критериях и, самое главное, превентивных экологически, ресурсно и экономически выгодных способах охраны окружающей среды, как в рамках технологий, так и в повседневной жизнедеятельности этноса. Это позволит развивать экологический аудит как основу превентивной экологически обоснованной устойчивой технологической экономической активности. Региональная и федеральная законодательная база информации о состоянии окружающей среды и экологического аудита будет в таком случае выстроена не просто как система, обеспечивающая своевременное наложение ограничений на природопользование. В основном это будет не стандартная система ограничений, а превентивный инструмент биогеосистемотехники, побуждающий к устойчивому развитию и зеленой экономике.

Литература и источники

1.      Указ Президента РФ №1157 от 10.08.2012. О проведении в РФ Года охраны окружающей среды.

2.      URL: http://www.ecolife.ru/video/19467/ Жорес Алферов - открытие форума Новые технологии для новой экономики России/ Форум Наука и общество.

3.     Постановление Правительства РФ от 27.12.2012 №1436 "О внесении изменений в федеральную целевую программу "Сохранение и восстановление плодородия почв земель сельскохозяйственного назначения и агроландшафтов как национального достояния России на 2006 - 2010 годы и на период до 2013 года".

4.      Программа "Сохранение и восстановление плодородия почв земель сельскохозяйственного назначения и агроландшафтов как национального достояния России на 2006 - 2010 годы и на период до 2013 года" ("Развитие мелиорации сельскохозяйственных земель России на период до 2020 года", проект) URL: http://fcp.economy.gov.ru/cgi-bin/cis/fcp.cgi/Fcp/ViewFcp/View/2011/192?yover=2012

5.      URL: http://skyleaftv.com/econews/top-5/uchreditelnyi-sezd-mezhdunarodnogo-soyuza-ekologov-promyshlennikov-i-predprinimatelei

6.      Rotating cultivator for under-humus soil layer. Geneva. Switzerland. Patent cooperation treaty WО 2005/099427 А1. International application: PCT RU/2005/000195. Classification of subject matter: А01В 13/08, 13/16, 49/02. International filing date: 15 April 2005 (15.04.2005). International publication date: 27 October 2005 (27.10.2005). Priority date: 2004111564 16 April 2004 (16.04.2004) RU. Applicant: Institut Plodorodiya Pochv Uga Rossii (IPPYUR).

7.      Kalinitchenko V.P., Minkina T.M., Skovpen A.N., Chernenko V.V., Boldyrev A.A. The method of intrasoil discrete plants watering (introducing new technologies) / FAO. Global Forum on Salinization and Climate Change. Topic I. Identifying systems vulnerable to salinization, including agroecosystems (irrigated and rainfed), soils, water bodies, biodiversity and fragile ecosystems and available tools and information systems to assess and monitor the evolution of salinization. Session II. Valencia. Spain. 25-29 October 2010.

8.      Endovitsky Anatoly, Kalinichenko Valerie, Gromyko Evgenie, Mishchenko Nikolai, Ivanenko Anna, Zinchenko Alexander, Radevich Evgenie, Sukovatov Vladimir, Bakoev Serojdin S.j. Effect of soil phosphogypsum reclamation on the lead and cadmium forms in chernozem // Proc. of the 4-th Internat. Congress «EUROSOIL 2012». 2 – 6 July 2012. Bari, Italy. P. 2347.

9.      Kalinitchenko Valerie P., Sharshak Vladimir K., Ladan Eugenie P., Batukaev Abdulmalik A., Bezuglova Olga S., Genev Eugenie D., Illarionov Viktor V., Zinchenko Vladimir E., Morkovskoi Nikolai A., Chernenko Vladimir V., Il’ina Ljudmila P. THE DYNAMICS OF SOLONETZIC SOILS ASSOCIATIONS PROPERTIES AFTER 30 YEARS OF RECLAMATION. Effect of soil phosphogypsum reclamation on the lead and cadmium forms in chernozem // Proc. of the 4-th Internat. Congress «EUROSOIL 2012». 2 – 6 July 2012. Bari, Italy. P. 2623.

10.    Kalinichenko V. P., Sharshak V. K., Bezuglova O. S., Ladan E. P., Genev E. D., Illarionov V. V., Zinchenko V. E., Morkovskoi N. A., Chernenko V. V., and Il’ina L. P. Changes in the Soils of Solonetzic Associations in 30 Years after Their Reclamation with the Use of Moldboard Plowing, Deep Tillage with a Three-Tier Plow, and Deep Rotary Tillage // Eurasian Soil Science, 2011, Vol. 44, No. 8, pp. 927–938.

11.    Лисецкий Ф.Н. Историко-экологические этапы трансформации восточно-европейских степей // Успехи современного естествознания. 2011. № 5.  

12.    URL: http://www.aralsea.org/

13.    Щедрин В.Н., Васильев С.М. Теория и практика альтернативных видов орошения черноземов юга Европейской территории России. Новочеркасск: Лик, 2011.   

14.    URL: http://rostov.dkvartal.ru/news/valmont-industries-inc-investiruet-360-mln-rub-v-zavod-v-rostovskoj-oblasti-236692938

15.    URL: http://www.ssi-schaefer.ru

16.    URL: http://molotro.ru/news/v-rostovskoy-oblasti-budet-realizovan-ekologicheskiy-proekt-programmy-chistyy-don

17.    URL: www.duport.nl

18.    Грязной Ф.Д., Пясецкий Д.А. Авторское свидетельство SU 493202 A1. МПК 5 A01C23/02, A01G29/00. Машина для рыхления и подкормки задерненных почв. Центральный нуачно-исследовательский и проектно-изыскательский институт механизации и электрификации животноводства южной зоны СССР. Заявка: 1844115, 09.11.1972. Опубликовано: 30.11.1975.

19.    Межгосударственный стандарт. ГОСТ 31461-2012. Помет птицы. Сырье для производства органических удобрений. Технические условия. Издание официальное. М: Стандартинформ, 2013.

20.    Калиниченко В.П., Ильин В.Б., Ендовицкий А.П., Черненко В.В. Способ извлечения вещества из тонкодисперсной системы. Патент на изобретение RU №2464967 С2. Зарегистрировано в Государственном реестре изобретений Российской Федерации 27 октября 2012 г. Опубликовано 27.10.2012. Бюл. №30. МПК Кл. A61J 1/20 (2006.01), A61M 3/00 (2006.01), B03C 5/00 (2006.01). Патентообладатель: ООО Структура К°. Заявка №2011100186/13(000277) от 11.01.2011.

21.    Калиниченко В.П., Ильин В.Б., Ендовицкий А.П., Черненко В.В. Способ синтеза вещества внутри тонкодисперсной системы. Патент на изобретение RU №2476055 С2. Зарегистрировано в Государственном реестре изобретений Российской Федерации 27 февраля 2013 г. Опубликовано 27.02.2013. Бюл. №6. МПК Кл. A01C 23/00 (2006.01). Патентообладатель: ООО Структура К°. Заявка №2011100187/21(000278) от 11.01.2011.